Автор: 11:07 Арбитраж и практика  4 888  0

«Ты кто такой? Давай, до свиданья!»: если контрагент вас не признает

С предательством друзей-знакомых-коллег-товарищей сталкивался почти каждый. И бизнес в части, касающейся налоговых разборок – не исключение. Случается так, что контрагент отказывается признавать «дружбу» с компанией в суде. Конечно, не исключены ситуации, когда на самом деле поставщик знать-не знает покупателя. Но как быть, если контрагент оказывается «волком в овечьей шкуре»?

Вы уверены, что ваш контрагент не подведет вас и поможет отстоять честь перед налоговиками?

Существует ли «деловая этичность» – готовность помочь в нелегком противостоянии сотрудникам фискальной службы? Итак, 2 похожих дела на тему: «Документы VS Слова».

Дело 1

Рассмотрим Постановление АС Уральского округа от 28.09.2016 №Ф09-8681/16 (по делу №А07-18424/2015).

Налоговая провела выездную проверку и доначислила компании (А) недоимки, пени и штрафы. Налоговики увидели в сделках признаки получения необоснованной налоговой выгоды, а в контрагенте (Б) – признаки фирмы-однодневки:

  1. Директор контрагента (Б) отрицал участие в финансово-хозяйственной деятельности общества, которое он возглавлял по документам;
  2. Сотрудники контрагента (Б) также отрицали участие в работе с компанией (А);
  3. Почерковедческая экспертиза установила, что подписи в первичных документах не соответствуют подписи директора контрагента (Б). Сам директор также этот факт подтвердил;
  4. Контрагент (Б) соответствует признакам фирмы-однодневки:
  • отсутствие управленческого и технического персонала, материальных и трудовых ресурсов, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств, необходимых для осуществления деятельности;
  • использование в качестве юридического адреса адрес массовой регистрации;
  • по месту регистрации не располагается;
  • деятельность в спорный период не осуществлялась;
  • юридическое лицо зарегистрировано на подставных лиц по утерянным документам;
  • налоговая и бухгалтерская отчетность контрагента представлена с отражением минимальных налоговых обязательств;
  1. Выписка по расчетному счету контрагента (Б) показала, что у общества отсутствуют расходы, присущие ведению хозяйственной деятельности (на оплату аренды офиса, складских помещений, коммунальных услуг, плату за электроэнергию, выдачу заработной платы и т.д.);
  2. Компания (А) не предоставила каких-либо объяснений по поводу выбора контрагента (Б).

В доказательство невиновности и реальности сделок компания (А) предоставила только документы:

  • Договоры подряда;
  • Акты выполненных работ;
  • Справки о стоимости выполненных работ;
  • Счета-фактуры, подписанные директором контрагента (Б).

Суду оказалось достаточно правильно оформленных документов и подтверждений того, что в проверяемом периоде контрагент (Б) не подходил «под описание» обнальных контор:

  • «Возможность применения налоговых вычетов по НДС обусловлена наличием реального осуществления хозяйственных операций, а также соблюдением установленных законодателем требований ст. 169, 171, 172, 252 НК РФ в части достоверности сведений, содержащихся в первичных документах»;
  • Налогоплательщик «документально подтвердил факт оплаты приобретенных работ денежными средствами через расчетный счет предприятия с учетом предъявленных налогоплательщику сумм НДС, осуществления реальных хозяйственных операций, связанных со строительством объектов согласно договорам»;
  • В проверяемом периоде у контрагента (Б) отсутствовали признаки фирмы-однодневки. Нарушений по НК РФ, фактов применения схем уклонения от налогообложения не выявлено;
  • Также суд счел показания директора (Б) недостоверными и ложными, потому как у него была «личная заинтересованность в представлении недостоверных сведений».

Итог: компании (А) удалось избежать доначислений. Представленных документов оказалось достаточно.

Дело 2

Рассмотрим Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 31.10.2016 №Ф01-3999/2016 (по делу №А79-9498/2015).

В этом деле набор доказательств, представленных компанией (А), не отличался от предыдущей истории: договор на предоставление услуг, акты, товарные накладные, счета-фактуры, копии заявок на оказание услуг, подписанные от имени директора контрагента (Б).

Контрагент (Б) также обладал всеми признаками обнальных контор, а директор (и не только) отрицал связь с компанией (А):

  • Директор отрицал причастность к созданию и ведению финансово-хозяйственной деятельности «серого» контрагента (Б), подписание первичных документов и наличие взаимоотношений с компанией (А);
  • Подписи в первичных документах от имени директора (Б) выполнены неустановленным лицом;
  • В проверяемом периоде контрагент (Б) представлял в ПФР нулевую отчетность, не осуществлялись выплаты заработной платы;
  • Отсутствуют трудовые и материальные ресурсы для исполнения обязательств по договору;
  • Водители контрагента (Б), указанные в актах, отрицали факт хозяйственных отношений с контрагентом (Б), а также знакомство с директором (Б);
  • Другие свидетели со стороны контрагента (Б) сообщили, что в своей работе никогда не контактировали с сотрудниками компании (А);
  • Отсутствует почтовая и электронная переписка.

Итог: суд пришел к выводу, что общество создало формальный документооборот с целью получения необоснованной налоговой выгоды. Документов, в отличие от первой истории, оказалось мало для подтверждения реальности хозяйственных операций.

Какие же доказательства играют решающую роль, когда правильно оформленных документов недостаточно? Важны ли свидетельские показания со стороны контрагента? И как избежать «предательства» партнера? Я взяла небольшой интервью у Екатерины Кувшиновой, руководителя юридического департамента компании «Туров и партнеры».

Фото
Екатерина Кувшинова

Руководитель юридического департамента «Туров и партнеры»:

    Насколько важны показания (слова) контрагента в суде?

    Конечно, суд сам решает, какие он показания берет во внимание, а какие нет. В настоящее время встречается достаточно много решений суда, в которых суд не принимает показания директоров (и иных лиц), которые отказываются признавать реализацию, по которой они не уплатили налоги (НДС, налог на прибыль). Суды так и отвечают «Не могут быть учтены показания директора об отсутствии сделки, так как он не заинтересован в том, чтобы факт сделки был обнаружен».

    Могут ли они сыграть решающую роль в решении суда?

    Нет, сыграть решающую роль показания директоров сыграть не могут. Решающую роль играют факты, доказывающие сделку и подтверждающие ее. И здесь в ход идут уже даже, казалось бы, абсурдные доказательства, как, например, фото с директором, переписка по сделке и т.д. Поэтому мы рекомендуем нашим клиентам тщательнее собирать доказательства, особенно по крупным сделкам. К примеру, поставить камеру в пункте приема товара на склад, ввести пропускную систему на территории и отмечать, какая машина и что привезла, от какой компании и данные водителя. Они тоже, кстати, могут сыграть решающую роль в том, что товар действительно привозили.

    Были ли в вашей практике случаи, когда контрагенты подставляли или просто отказывались давать показания в суде?

    Клиенты по таким вопросам обращались в нашу компанию за консультацией. Это были и реальные, и нереальные сделки. Было даже такое, что ООО «Серость» бросали своих клиентов при первой же возможности, прикрывая свое «самое дорогое место».

    Было даже такое, что эти «серости» просили от клиента 50% от стоимости доначислений, чтобы они признали сделку в суде. Причем они вместе работали довольно долго. Это просто доказывает, что безопасного обнала не существует, как бы там и кто вам ни говорил.

    Правильно оформленные документы, конечно же, играют роль. Но не такую весомую, как доказательство сделки по факту, так как суд смотрит именно на фактические обстоятельства.

    Есть решения, когда суд принимал бумаги, подписанные непонятно кем, или когда документы были неполными и с ошибками, но факт сделки был на лицо. А все остальное – это не отказ в вычете НДС, а штрафы за неправильно заполненные документы. Сделка была, факт установлен. И имейте вы какие угодно, даже самые идеальные документы: если факт сделки будет опровергнут, доначислений вы не избежите. Поэтому ведите легальную деятельность, и имейте возможность доказать факт всех ваших связей с контрагентами.

Однако, даже если суд не воспримет всерьез показания свидетелей контрагента, очерняющие репутацию компании, то неприятный осадок останется…

Фото
Рамазан Чимаев

Юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»:

    Мы не обязаны при заключении договоров с контрагентами проверять их деятельность (соответствие ОКВЭДам), реальное существование данных юрлиц.

    Налоговым кодексом РФ ограничивается возможность распространения соответствующих сведений контролирующими органами. Сама же организация вправе самостоятельно определять, предоставлять ли (и в каком объеме) сведения о себе как о налогоплательщике другим лицам. Кроме того, организация может определить, что данные налогового учета являются ее коммерческой тайной (ст. 3, ст. 10 Федерального закона от 29.07.2004 №98-ФЗ «О коммерческой тайне»).

    Однако невыполнение этих действий могут быть восприняты, как непроявление должной осмотрительности.

    При отсутствии должной осмотрительности расходы, уменьшающие налог на прибыль, могут не признать (Постановления ФАС МО от 15.02.2013 № А40-66547/12-91-378, ФАС ПО от 11.04.2013 № А06-5392/2012).

    В настоящий момент налоговые органы (и суды их поддерживают) строже подходят к вопросу должной осмотрительности при проверке контрагента (п.10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53).

    Следует отметить, что вопрос добросовестности общества при исполнении им обязанностей по исчислению и уплате налога по спорным сделкам изложен в Определении КС РФ от 16.10.2003 № 329-О. Налогоплательщик не несет ответственности за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. Кроме того, в случае спора с налоговой инспекцией, ИФНС должна будет представить достаточные доказательства недобросовестности общества и совершения им действий, являющихся согласованными и направленными на получение необоснованной налоговой выгоды.

    Кроме того, организация может ссылаться на тот факт, что проверяла своего контрагента по информации сайта ФНС России, где размещаются сведения об адресах, указанных при госрегистрации в качестве местонахождения несколькими юрлицами (так называемые адреса массовой регистрации, характерные, как правило, для фирм-однодневок), а также наименования юрлиц, в состав исполнительных органов которых входят дисквалифицированные лица.

    Если инспекторы будут приводить только стандартный набор признаков фирмы-однодневки, то целесообразнее для суда заручиться большим числом доказательств, подтверждающих именно реальность спорной сделки. Это подтверждает и судебная практика – Постановления ФАС Московского округа от 13.04.2012 №А40-54035/11-129-237 и от 18.06.2012 №А40-58116/11-91-250, Поволжского от 26.04.2012 №А65-13097/2011, Северо-Западного от 11.03.2012 № А52-29/2011

.

(Visited 64 times, 1 visits today)

Наталья Нагорнова

Главный редактор «Блога о налогах Турова Владимира»


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезды (Пока оценок нет)
Загрузка...

Поздравляем!

Проверьте почту. Вам отправлен запрос на подтверждение подписки