Автор: 18:48 Арбитраж и практика  5 801  0

Честный НДС. Как защитить «нездоровые» отношения без грязных приемов

Наступила оттепель, затишье перед бурей или просто налоговики расслабились? Таким вопросом я задалась после анализа судебной практики за прошедшие месяцы 2017 года по делам с намеком на «фирмы-однодневки». Суды принимают решения в пользу налогоплательщиков, хотя налоговики твердят про «серые» признаки… но не приводят железобетонных аргументов, опровергающих реальность сделки. Строить выводы о фиктивности операций на одних лишь предположениях и недобросовестности контрагента – непрофессионально.

Товарищи налоговики, ну хорошо: встречаете контрагента по «серой» одежке, но налогоплательщика провожайте по уму… Докажите сначала нереальность сделок, а потом уже придирайтесь к излюбленным мелочам. Ведь, это ваша непосредственная задача в соответствии с ч.1 ст.65 АПК РФ и ч.5 ст.200 АПК РФ «обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, возложена на орган, который принял решение». Не забывайте про презумпцию невиновности: на основании п.6 ст.108 НК РФ налогоплательщик «считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в порядке, предусмотренном законом». На это вам указывали чиновники в Письме Минфина России от 12.08.2013 г. №03-02-07/1/32578. А еще помните про п.7 ст.3 НК РФ: «Все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика».

Пока я штудировала судебную практику, у меня возник вопрос, на который я не нашла конкретный ответ: «Какие доказательства являются доказательствами реальности сделок? Ведь нигде на законодательном уровне толком не прописаны критерии реальности сделок…» Налоговики продолжают выпускать письма про проявление должной осмотрительности: например, Письмо Минфина от 21.06.2017г. № 03-12-11/2/39116. Совместно с СК РФ выпустили Письмо ФНС России от 13.07.2017 г. N ЕД-4-2/13650@ про установление умысла по неуплате налогов (этот «шедевр» требует пристального внимания). А про реальность сделок нет ни одной толковой бумажки…

Но стоит отдать должное чиновникам, ведь в этом году они написали ряд полезных и разумных писем с рекомендациями, судебной практикой, в которой фигурируют «непорядочные» контрагенты, признаки недобросовестности и т.д. В этих документах фискальная служба указывает, при каких обстоятельствах к компании можно обоснованно придраться, а когда, не стоит заострять внимание:

  • Письмо ФНС России от 23.03.2017г. №ЕД-5-9/547@
  • Письмо ФНС России от 12.05.2017г. №АС-4-2/8872

Итак, вернемся к судебной практике и посмотрим на «нездоровые» отношения с точки зрения придирок налоговиков. Как обосновать беспочвенные обвинения?

Аргумент №1: четкие показания свидетелей подтвердят реальность операций

Четкий рассказ сотрудников компании о взаимоотношениях с контрагентом, подкрепленный фактами, поможет убедить суд в реальности операций. Особенно, если это слова пары-тройки работников компании. Конечно, пересказ событий должен быть внятным и совпадать. Например, в Постановлении АС Уральского округа от 26.05.2017г. №Ф09-2274/17 по делу №А50-16250/2016 персонал налогоплательщика поведал суду всю историю отношений с контрагентом, начиная от знакомства, заканчивая рабочими моментами. Компании удалось отбиться от доначислений, несмотря на «темное» прошлое партнеров: установлено, что фирмы занимались обналичиванием денежных средств.

Фото
Мария Морозова

Юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»:

    Если вы знаете, что среди ваших партнеров могут оказаться, так скажем, сомнительные, лучше заранее подготовить всю историю взаимодействия с ними, которая поможет доказать реальность сделки. Сохраните всю переписку с представителями контрагента, в том числе, электронную, не выбрасывайте визитки, коммерческие предложения, прайсы, каталоги и т. д.

Аргумент №2: налогоплательщик не несет ответственность за контрагентов второго и последующих звеньев

Суды неоднократно напоминали налоговикам, что за недобросовестность контрагентов второго и последующих звеньев не должен отвечать налогоплательщик. К проявлению должной осмотрительности это не относится, т.к. компания должна убедиться только в чистоте своего непосредственного партнера. Рыться в «грязном белье» всей цепочки – не является необходимой задачей, которую должен выполнить налогоплательщик. Поэтому, приплетать порядочную компанию к «чернухе», которую обнаружили налоговики, например, в третьем звене, при отсутствии взаимозависимости и аффилированности, это перебор… К чему копать вглубь, если сделки реальны и подтверждены грамотно оформленными документами? Например, в Определении ВС РФ от 29.11.2016г. №305-КГ16-10399 суд указал, что налогоплательщик не обязан проверять всю цепочку контрагентов.

Аналогичная позиция изложена в Постановлении АС Московского округа от 18.07.2017г. по делу №40-43799/2016: претензий к добросовестности прямого контрагента у налоговиков не было, но во втором звене оказался подозрительный субподрядчик. Ну и что, при чем здесь налогоплательщик?

Похожая история произошла и в Постановлении АС Уральского округа №Ф09-3675/17 от 28.06.2017г. по делу №А76-16418/2016: «Обстоятельства, на которые ссылается налоговый орган, относятся к контрагентам третьего – четвертого звена, они не могут влиять на право плательщика на применение вычетов, так как обществом передавался товар, изготовленный третьим лицом после поставок, произведенных иными лицами. Отсутствие у общества «…» собственной производственной базы, транспорта, штатной численности более одного человека не препятствует деятельности по осуществлению посреднических операций…»

Фото
Мария Морозова

Юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»:

    Доначислить недоимку из-за того, что контрагенты второго, третьего звена обладают признаками обнальной конторы у налоговиков получится, только если они докажут, что обнальные компании подконтрольны налогоплательщику, а также, что деньги проходящие через эти компании возвращались тому же налогоплательщику.

    И, конечно же, нужно доказать, что компания проявила должную осмотрительность при выборе контрагента. Для этого рекомендую иметь в своей компании соответствующий приказ о проведении проверки контрагентов организации.

Аргумент №3: отсутствие контрагента по юридическому адресу – не повод для доначислений

Очередное обвинение из воздуха. В Постановлении АС Поволжского округа №Ф06-21911/2017 от 28.07.2017г. по делу №А12-51651/2016 суд объяснил, «что отсутствие контрагента по юридическому адресу не является доказательством недобросовестности самого заявителя, поскольку свидетельствует лишь о несоблюдении организациями порядка государственной регистрации или внесения изменений в учредительные документы».

Фото
Мария Морозова

Юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»:

    ФНС продолжает тщательно проверять налогоплательщиков и проводить зачистку фирм-однодневок. Новый регламент по проверкам коснулся юридических лиц. Это Письмо ФНС от 3 августа 2016 г. №ГД-4-14/14127@ «О проведении работы в отношении юридических лиц, зарегистрированных до 1 августа 2016 года и имеющих признаки недостоверности». И опять же данная мера принята во благо бизнесменов: налоговики твердят о проверке контрагентов в ЕГРЮЛ. Свежая информация не заставит себя ждать, как и очередной сокрушительный удар по обнальным конторам.

Аргумент №4: «массовый» учредитель и «массовый» адрес регистрации не являются доказательством фиктивности сделок

К такому выводу пришли стражи правосудия в Постановлении АС Поволжского округа №Ф06-21508/2017 от 22.06.2017г. по делу №А12-48165/2016. Если факт реальности операций подтвержден, бесполезно ссылаться на самые популярные признаки обнальных контор: «Ссылку налогового органа на то, что руководитель и учредитель контрагента относится к категории «массовых» в виду того, что одновременно является руководителем и учредителем еще в 4 организациях, а также на то, что адрес местонахождения юридического лица, заявленный в учредительных документах является адресом «массовой» регистрации и последний не располагается по указанному адресу, суд правомерно признал необоснованной, поскольку такие факты, как адрес «массовой регистрации», представление контрагентом бухгалтерской и налоговой отчетности с «нулевыми» показателями, не представление справок по форме 2-НДФЛ, документов в соответствии со статьей 93.1 НК РФ, сами по себе, в отсутствие доказательств, опровергающих реальность хозяйственных операций, не могут являться основанием для выводов об отсутствии у контрагента возможности осуществлять деятельность».

Аргумент №5: использование листа согласования подтверждает проявление должной осмотрительности

Суды не раз поддерживали налоговиков, когда компании в доказательство проявления должной осмотрительности предоставляли только выписки из ЕГРЮЛ, учредительные документы. Поэтому, налогоплательщики стали проявлять смекалку: лично знакомиться с местом работы сотрудников контрагента, фотографировать офис, склады, сохранять e-mail переписку и т.д. В Постановлении АС Уральского округа от 26.05.2017г. №Ф09-2274/17 по делу №А50-16250/2016 таким доказательством послужил лист согласования. Перед тем, как начать сотрудничество с контрагентом, нужно подписать лист согласования, в котором была указана следующая информация: представитель контрагента, его фамилия, имя, отчество, контактные телефоны, номер факса, должность. Чтобы получить «зеленый свет» на заключение договора, в этом документе должны были стоять подписи главного механика, заместителя генерального директора по финансам, юрисконсульта, главного инженера и главного бухгалтера.

Аргумент №6: поддельные подписи – не основание для отказа в налоговых вычетах

Тенденция на «докопаться к подписанию счетов-фактур неустановленными лицами» сохраняется. Но также сохраняется тенденция непринятия судами такого довода налоговиков при отсутствии с их стороны иной доказательной базы, опровергающей реальность операций. Постановление АС Центрального округа от 12.07.2017г. по делу №А14-13804/2015: «Оценивая довод налогового органа о подписании счетов-фактур от имени ООО «…» неустановленным лицом, что подтверждено заключением эксперта, суды указали, что проведенные исследования не опровергают реальность совершенных и исполненных сделок. Подписание документов неустановленным лицом не влечет безусловную недействительность сделки и не исключает реальность ее исполнения. При этом суды обоснованно указали, что налоговый орган не доказал, что Общество знало о подписании договоров и выставленных ему счетов-фактур неуполномоченными представителями контрагента».

Аргумент №7: смерть руководителя контрагента не опровергает реальность хозяйственных операций

Налоговики не упустят шанс, если установят, что первичка подписана неустановленными лицами, или лицами, которые находятся в местах лишения свободы, или еще хуже, которые покинули этот мир. Однако, суды не всегда принимают такие доказательства со стороны сотрудников фискальной службы. Например, в Постановлении АС Центрального округа от 26.05.2017г. по делу №А54-1327/2016 «суды пришли к обоснованному выводу, что сам по себе факт смерти лица, числящегося руководителем контрагента, не свидетельствует об отсутствии реальных хозяйственных операций между Обществом и ООО «…», либо о не проявлении Обществом должной осмотрительности в выборе данного субподрядчика».

Аргумент №8: снятие контрагентом наличных денежных средств не доказывает организацию схемы по уклонению от налогов

«Обналичка» и снятие наличных денежных средств – в чем разница? Бывает, что налоговики гребут все под одну гребенку. Контрагент снял деньги с банковского счета – значит схема. А ведь снятие наличных денежных средств – это законная банковская операция. Именно на это указали судьи в Постановлении АС Поволжского округа от 13.07.2017г. №Ф06-22430/2017 по делу №А06-11411/2015: «Довод налогового органа о том, что денежные средства, перечисленные обществу, были обналичены директором ООО «…», судами правомерно отклонен, поскольку снятие контрагентом наличных денежных средств со своего расчетного счета не может каким-либо образом негативно отражаться на правах заявителя по получению вычета по НДС, так как снятие наличных денежных средств является законной банковской операцией, разрешенной банковским законодательством».

Аргумент №9: отсутствие персонала и активов не оспаривает реальность операций

В вышеописанном деле, помимо «обналичивания», налоговиков на мысль о получении необоснованной налоговой выгоды навело отсутствие в штате контрагента персонала. Однако, налоговики не доработали: не нужно исключать вариант сотрудничества по гражданско-правовым договорам. «Отсутствие в штате контрагента достаточного количества работников также не является доказательством недобросовестности заявителя, так как гражданское законодательство предполагает привлечение поставщиком товаров (работ, услуг) третьих лиц для исполнения обязательств по договору. Налоговым органом в рамках проверки указанное обстоятельство не исследовалось».

Похожая картина наблюдалась и в Постановлении АС Поволжского округа №Ф06-21881/2017 от 03.07.2017г. по делу №А12-49524/2016. Возможно, все было действительно по-честному, и были привлечены сторонние компании, а, возможно, все происходило именно так, как описали налоговики. Но раз проверяющие поленились довести свое расследование до логического завершения – что ж, тогда правда на стороне налогоплательщика. «Доводы налогового органа об отсутствии у контрагентов в собственности недвижимого имущества, транспортных средств, штатной численности о фиктивности заключенных заявителем договоров со спорными контрагентами не свидетельствуют, поскольку не исключают возможности привлечения транспортных средств, имущества, работников по договорам аренды, гражданско-правовым договорам».

В Постановлении АС Северо-Кавказского округа от 26.06.2017г. по делу №А53-22200/2016 контрагент был доступен для встречных проверок, поэтому все предположения налоговиков о незначительной численности персонала и отсутствии активов не увенчались успехом.

Фото
Мария Морозова

Юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»:

    Сегодня, в целях оптимизации затрат и приобретения качественных услуг, компании довольно часто обращаются за услугами и работами в специализированные организации. Так же весьма логичным и экономически оправданным остается привлечение ИП по гражданско-правовым договорам. И налогов поменьше, и ответственности у исполнителя больше. Конечно, при условии грамотно составленного договора и реальности сделки.

Аргумент №10: «нулевая» отчетность свидетельствует лишь о недобросовестности контрагента

Такой вывод сделали судьи, наряду с другими «серыми» признаками в Постановление АС Центрального округа от 30.05.2017г. по делу №А54-1265/2016. Конечно же, если подтверждена реальность операций.

К слову о предоставлении контрагентом налоговой отчетности, в рамках проявления должной осмотрительности. В Постановлении Девятого ААС №09АП-3769/2017 от 09.03.2017г. по делу №А40-65222/15 налогоплательщик указал, что не мог добыть такую информацию, т.к. «данные о налоговых обязательствах ООО «…» в рассматриваемый период, на основании ст.102 НК РФ, относились к налоговой тайне, в связи с чем не могли быть доступны/раскрыты обществу».

Аргумент №11: отрицание контрагентом подписания договоров не является доказательством нереальности сделок

Если нет иных доказательств нереальности сделок, кроме, как показания контрагента, суды не примут такие доводы сотрудников фискальной службы. В Постановлении АС Московского округа от 30.05.2017г. по делу №А40-208019/2016 суды указали налоговикам, что исследовать факты нужно в комплексе, а не цепляться за отдельно взятые «улики». «При этом судом правомерно указано на то, что установленные в ходе контрольных мероприятий факты, в том числе относительно подписания спорных договоров со стороны контрагента лицом, отрицающим их подписание, при установлении судом факта исполнения договоров, оказания фактических услуг обществу, проявления обществом должной осмотрительности не являются безусловным основанием полагать, что налогоплательщиком получена необоснованная налоговая выгода. Оценка деятельности общества должна проводиться на основании комплексного анализа всех представленных документов, а не отдельно взятых фактов, установленных налоговым органом в ходе контрольных мероприятий».

Аргумент №12: противоречивая информация и ошибки в первичке не исключают реальность операций

Налоговиков настораживает малейший ляп в первичке, а суды их отдергивают. Причем, даже в тех ситуациях, когда сами налоговики не отрицают реальность операций, но раз ошибки есть, значит налогоплательщик недобросовестен: Постановление АС Поволжского округа №Ф06-20557/2017 от 30.05.2017г. по №А12-38366/2016. Суды не примут такие доводы сотрудников фискальной службы: «Судами верно указано, что наличие нарушений заполнения документов не препятствует установлению существа отраженных в них хозяйственных операций». В Постановлении АС Западно-Сибирского округа от 18.07.2017г. по делу №А67-4937/2015 налоговики придрались к ошибкам в заполнении ИНН, что также является несущественным нарушением и не служит основанием для отказа в вычетах по НДС.

Аргумент №13: нарушение порядка ведения учета не является причиной для доначислений

Постановление АС Уральского округа №Ф09-2497/17 от 30.05.2017г. по делу №А34-140/2015: налицо «серые» признаки, все контрагенты подходят под описание фиктивных и «одноразовых» контрагентов. За что ухватиться? Расхождение в данных счетах-фактурах с данными в книгах продаж. Но суд указал налоговикам: «определение налоговой базы и, соответственно, суммы налогов, подлежащих уплате в бюджет, только на основании сведений, содержащихся в регистрах учета полученных счетов-фактур, а также налоговой отчетности, представленной в налоговый орган, не соответствует нормам налогового законодательства. Налоговым органом не установлено расхождений между представленными предпринимателем счетами-фактурами и данными, отраженными в книгах продаж, нарушение налогоплательщиком порядка ведения учета не может служить безусловным доказательством неверного исчисления налогоплательщиком НДС».

Аргумент №14: если у контрагента «нулевая» рентабельность и доля налоговых вычетов по НДС составляет более 99% – это не показатель получения необоснованной налоговой выгоды

Если доказана реальность хозяйственных операций, налогоплательщик проявил должную степень осмотрительности, то зачем приплетать неуплату контрагентом налогов к честной компании? Это личное дело контрагента, и ответственность перед государством несет исключительно он. Постановлении АС Уральского округа №Ф09-3181/17 от 15.06.2017г. по делу №А76-8629/2016: «Факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом (п. 10 постановления Пленума № 53). Таким образом, помимо формальных требований, установленных ст. 169, 171, 172, 252 Налогового кодекса, условием признания налоговой выгоды – обоснованной, является реальность хозяйственных операций, а также проявление налогоплательщиком должной степени осмотрительности при выборе контрагента».

Аргумент №15: в соответствии со ст.54.1 НК РФ нарушение контрагентом НК РФ не может считаться самостоятельным основанием для доначислений налогоплательщику

Конец нелепости? Ведь все вышеперечисленные аргументы, которые так рьяно использовали налоговики, теперь не могут являться самостоятельными поводами для доначислений. В Налоговый кодекс введена ст.54.1 НК РФ и на основании п.3: «…подписание первичных учетных документов неустановленным или неуполномоченным лицом, нарушение контрагентом налогоплательщика законодательства о налогах и сборах, наличие возможности получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных не запрещенных законодательством сделок (операций) не могут рассматриваться в качестве самостоятельного основания для признания уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога неправомерным».

Фото
Мария Морозова

Юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»:

    С юридической точки зрения значительных правовых последствий, связанных с переносом отдельных положений из постановления высшего судебного органа в Налоговый кодекс РФ, нет. Правовые позиции Пленума ВАС РФ, выраженные в Постановлении № 53, сохраняют юридическую силу до тех пор, пока не будут отменены ВС РФ, и арбитражные суды обязаны ими руководствоваться.

    Однако такие ключевые понятия, давно устоявшиеся в судебной практике, и в легальном закреплении которых так нуждались налогоплательщики, как «добросовестность», «разумная осмотрительность», «экономические причины» в статье 54.1 НК РФ отражения не нашли. Законодателю стоило более детально воспроизвести в тексте закона разъяснения Пленума ВАС РФ, чтобы соблюсти баланс интересов налогоплательщиков и налоговых органов.

    Для налогоплательщиков я бы рекомендовала:

    • полностью отказаться от работы с подозрительными контрагентами;
    • проверять, как контрагент исполняет сделку, не допускать несогласованного привлечения третьих лиц;
    • готовить обоснование деловой цели для каждой сделки;
    • следить за правильностью оформления первичных документов, ведения бухгалтерского и налогового учета.

Судебная практика: чем грозит связь с обналичкой

На бесплатном вебинаре «Судебная практика: чем грозит связь с обналичкой», который состоится 15 августа в 15:00 по МСК, Мария Морозова расскажет о последствиях дружбы с «серыми» фирмами.

Фото
Мария Морозова

Юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»:

    О чем поговорим?

    • Последние тенденции в законодательстве;
    • Ужесточения, на которые нужно обратить внимание в первую очередь;
    • Как налоговики выбирают жертву;
    • Судебная практика.

ЗАПИСАТЬСЯ НА БЕСПЛАТНЫЙ ВЕБИНАР

(Visited 114 times, 1 visits today)

Наталья Нагорнова

Главный редактор «Блога о налогах Турова Владимира»


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезды (Пока оценок нет)
Загрузка...