Автор: 13:04 Арбитраж и практика  7 586  0

Когда много доказательств – это слишком мало…

Вы можете поспорить и сказать: «Доказательств много не бывает. Чем больше, тем лучше». Особенно налоговикам, упертым в своей правоте, доказательств все время мало… Впрочем, их ненасытность распространяется только на доказательную базу налогоплательщика. А вот аргументы, добытые самостоятельно, инспекторы считают стопроцентным попаданием в цель. Несмотря на формальность и неочевидность…

Итак, свежее судебное решение, когда много доказательств оказалось слишком мало: Постановление АС Уральского округа №Ф09-5555/18 от 24.09.2018 года по делу №А50-31119/2017.

Типичная схема взаимодействия в строительстве: заказчик – подрядчик – субподрядчики. Инспекция заинтересовалась «серединкой». Проверяющие решили, налогоплательщик (он же подрядчик) сам выполнил работы с помощью неофициальных «физиков», а субподрядчики были только на бумагах. Сами рассудите, разве компании с «такооой» репутацией могут что-либо делать? Плохая судебная практика, учредители-руководители – алкаши да наркоманы с уголовным прошлым и «массовым» настоящим, ни активов, ни имущества, ни адреса. Засветились в группе «Риски». Виды деятельности далеки от строительства. Нулевая налоговая отчетность и «фирмы-однодневки» за спиной. В общем, тушите свет… Суд первой инстанции согласился с выводами налогового органа о создании формального документооборота и получении необоснованной налоговой выгоды.

Но апелляция и кассация решили иначе: нельзя формально подходить к праву на налоговый вычет по НДС. Об этом указывал и Конституционный Суд в Определениях от 24.09.2013 №1275-О, от 22.01.2014 №63-О, от 27.10.2015 № 2428-О, и Верховный Суд в Определении от 10.09.2014 № 305-КГ14-1428. Докажите, что работы не выполнены, либо выполнены иным лицом! (Определение ВС РФ от 20.07.2016 № 305-КГ16-4155).

Как выяснилось у налогоплательщика была уйма доказательств, которых почему-то суду первой инстанции и налоговикам оказалось мало. Либо просто закрыли глаза… Наоборот, это инспекция не предоставила достаточное количество доказательств, чтобы с уверенностью заявить: «Это 100% получение необоснованной налоговой выгоды». Итак, 14 аргументов от налогоплательщика, на которые инспекция и суд первой инстанции не обратили внимание:

  1. Первичка, оформленная в соответствии с требованиями законодательства: договоры, протоколы согласования договорной цены, счета-фактуры, акты выполненных работ и т.д.
  2. Копии учредительных документов контрагентов;
  3. Коммерческая и хозяйственная переписка с согласованием приемки работ, перечней оборудования и работников;
  4. Гарантийные письма;
  5. Финансовый анализ состояния контрагентов в спорный период;
  6. Регламент выбора поставщиков и подрядчиков + конкурсные карты отбора поставщиков;
  7. Показания свидетелей (работников налогоплательщика, руководителей контрагентов и сотрудников заказчика), которые подтвердили выполнение работ субподрядными организациями;
  8. Сведения об участии контрагентов в госзакупках, в которых они были признаны победителями, что свидетельствует о их реальности и добросовестности.
  9. Документы СРО с указанием на наличие у контрагентов материальных и трудовых ресурсов, с оплатой необходимых взносов, а также страховых премий;
  10. Товарные накладные, сметные расчеты и передаточные документы, которые подтверждают передачу оборудования и материалов напрямую от заказчика к субподрядчику, минуя налогоплательщика. «А это исключает вывод о нереальности деятельности последних, поскольку реальность деятельности заказчиков – крупных промышленных предприятия региона – подписавших с последними документы о передаче материалов, под сомнение поставлена быть не может в принципе»;
  11. Анализ трудозатрат, который подтверждает, что налогоплательщик не мог самостоятельно выполнить спорные работы;
  12. Положительная судебная практика с участием контрагентов, которая говорит о реальности;
  13. Сопроводительные письма из иных налоговых органов, в которых написано, что контрагенты не обладают признаками номинальных структур.
  14. Списки пропусков на объекты, среди которых более 20 работников не числятся в штате налогоплательщика и не получают от него доход. Значит эти лица работают скорее всего на контрагентов. А раз инспекция их не допросила, значит нельзя обвинять налогоплательщика в том, что это его «нелегалы».

Судьи отметили нелогичность выводов инспекции… Впрочем, у суда первой инстанции логика тоже отсутствовала. И вообще отталкиваться нужно от презумпции добросовестности: «С учетом презумпции добросовестности вменение налогоплательщику получения необоснованной налоговой выгоды должно базироваться на логической цепочке, построенной на оценке непротиворечивых друг другу доказательствах, что отсутствует в рассматриваемом деле».

Кстати, все эти проявления-непроявления должной осмотрительности, по сути являются обязанностью налогового органа. Ведь это, ничто иное, как самая натуральная налоговая проверка, только ревизором выступает обычный бизнесмен… Только без полномочий наказать и доначислить. Проверка по принципу: «Плохо проверил – отвечай. А что такое «плохая» проверка – решаем мы».  А ведь так нельзя: «Законом не закреплена обязанность налогоплательщика проверять своих контрагентов на предмет нахождения по месту регистрации, расчетов с бюджетом. Вменение налоговым органом таких обязанностей налогоплательщику можно расценивать исключительно как возложение на него дополнительных обязанностей, связанных с проведением мероприятий налогового контроля, что ни статьей 23 Кодекса, ни иными положениями налогового или гражданского законодательства не предусмотрено. Более того, налоговое законодательство не наделяет налогоплательщика правами на проведение, по существу, мероприятий налогового контроля».

Фото
Денис Морозов

Юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»:

Суд первой инстанции немного поторопился со своими выводами о признании налогоплательщика виновным и в обоснование своей позиции указал, что генеральные директора контрагентов нереальные, «номинальные».

Но если мы отойдем от формальных признаков признания налоговой выгоды необоснованной, то можно понять, что компании, которые реально выполняют работы и ведут деятельность могут управляться не тем человеком, который указан в ЕГРЮЛ, а иным, бенефициаром.

Мотивы назначения «номинала» могут быть разнообразны. Например, реальный владелец не может, либо не хочет регистрировать фирму на себя. Или реальный владелец является государственным служащим, которым запрещено заниматься бизнесом. Ни в коем случае не оправдываю данные действия, но подобного рода примеры есть.

И что мы имеем? Компания реальная, работы выполнены, сотрудники есть, а вот директор «номинал». На основании этого вычеты по НДС снимаются, но в чем вина общества – добросовестного налогоплательщика? Ведь компания деньги отдала, работы выполнены, да и какая разница, кто указан в ЕГРЮЛ, и по каким причинам реальный владелец бизнеса не фигурирует в ЕГРЮЛ? Ни налоговая служба, ни суд первой инстанции не захотели принимать данные доводы к сведениям, но все-таки общество добилось обоснованного решения по результатам выездной налоговой проверки.

Вот такие «закрытия глаз» на тонну доказательств реальной деятельности. Видим то, что выгодно видеть нам. И представляем свою видимость в выгодном для нас свете… Довольно хитрый подход, который иногда срабатывает.

Что делать? Брать пример с этого настырного бизнесмена, фиксировать детали и не скупиться на бумагу. А еще узнать у Владимира Турова кучу других способов защитить свой бизнес от некомпетентных налоговиков. И, конечно же, десятки способов законного снижения налогов.

Ссылки на судебную практику:

Постановление АС Уральского округа №Ф09-5555/18 от 24.09.2018 года по делу №А50-31119/2017

(Visited 30 times, 1 visits today)

Наталья Нагорнова

Главный редактор «Блога о налогах Турова Владимира»


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезды (5 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поздравляем!

Проверьте почту. Вам отправлен запрос на подтверждение подписки